Храбрый Зайчонок и Страшный мост над Глубоким Оврагом

Почему-то принято думать, что все зайчата – трусишки. Маленького Зайчонка из Большого Леса другие зверята тоже часто дразнили: «Эх ты, зайчишка-трусишка!» А ведь он совсем не боялся очень многих вещей. Когда в лесной школе Мудрый Филин читал им книжку про зверей Африки и дошел до страшного зубастого льва, Маленькая Белочка аж под парту свалилась от страха, а Зайчонок и ухом не повел. Но очень просто никому не рассказывать, что ты боишься льва из далекой Африки, и слыть самой храброй покорительницей сосновых вершин во всем лесу. Зайчонок же до дрожи боялся моста через Глубокий Овраг. И об этом знали все, ведь он ни разу не осмелился перейти по мосту на ту сторону.

На той стороне Глубокого Оврага жил лучший друг Зайчонка – Маленький Енот. Вот он ни капли не боялся переходит через мост и бегал туда-обратно по десять раз на дню. Даже в ветряную погоду, когда мост раскачивался из стороны в сторону и жалобно поскрипывал, Енот бесстрашно прыгал с досточки на досточку. Мало того, он любил остановиться на самой середине, перевеситься через перила и помахать лапкой своему отражению в речушке, пробегавшей по дну Оврага. Каждый раз, когда его друг это проделывал, Зайчонку, наблюдавшему издалека, становилось дурно.

Так бы и дразнили Маленького Зайчонка лесные жители, и, став Большим Зайцем, продолжал бы он слышать у себя за спиной «Трусишка, трусишка», если бы ни один случай.

Стояло прекрасное солнечное утро. Перед этим всю ночь лил дождь, не давал Зайчонку заснуть в его теплой и сухой норке под боком у мамы. Он вертелся, вздыхал и переживал, что скверная погода затянется надолго и помешает ему встретиться и поиграть с Маленьким Енотом. Однако, выбравшись утром из норки, Зайчонок с восторгом обнаружил, что на небе ни облачка, а трава вокруг так и сияет, свежая и умытая. Птицы пели свои самые лучшие песенки, и Зайчонок, пританцовывая, отправился по тропинке к Глубокому Оврагу, на встречу с другом.

Еще издали он заметил, что у Маленького Енота тоже чудесное настроение. Тот тащил целую охапку ярких одуванчиков с длинными стебельками. «Ура!» - подумал Зайчонок. – «На обед мама приготовит для нас вкуснейший одуванчиковый салат».

Маленький Енот тоже увидел друга, махнул ему лапкой и прыгнул на первую досточку моста. Мост скрипнул, зашатался, капли ночного дождя на нем весело засверкали. «Какой храбрый у меня друг!» - подумал Зайчонок, и, как обычно, зажмурился, чтобы не видеть, как Енот перегибается через перила над самой глубокой частью оврага.

Мост еще пару раз скрипнул и затих. «Вот сейчас Маленький Енот стоит на середине и смотрит вниз», - догадался Зайчонок. Но вместо «Эгегей», которым Енот каждый день приветствовал свое отражение, до длинных заячьих ушей донеслось: «Ойойой».

Зайчонок замер, не решаясь открыть глаза и посмотреть, что произошло. «Наверное, мост обрушился в овраг, и мой лучший друг вместе с ним. Я всегда знал, что однажды это случится», - думал он. – «Нет-нет, я не хочу видеть эту ужасную картину. Ни за что теперь не открою глаза!» - твердо решил Зайчонок и осторожно приоткрыл правый глаз. Мост все также висел над оврагом и слегка покачивался. Но Енота на нем не было. «Надо посмотреть в овраге», - понял Зайчонок и, крепко вцепившись в траву на краю обрыва, заглянул вниз. Там тоже никого не было. Журчала речка, петляя между серыми камнями. Некоторые из них выглядели очень острыми. И, самое ужасное, на камнях в беспорядке валялись стебельки одуваничков.

-Эй, помоги мне!

Зайчонок подпрыгнул от неожиданности, услышав голос друга, но тут же снова вцепился в траву. Скатится в овраг было все также страшно. Да и не имело смысла. Оказывается, Енот не упал в Глубокий Овраг вслед за букетом одуванчиков, а болтался вниз головой под мостом. Его задняя лапка застряла в щели между двумя досками.

-Ну что ты застыл? - недовольно продолжил он. – Иди сюда и дай мне лапу. Без тебя я не выберусь.

-Сейчас-сейчас, - засуетился Зайчонок. – Подожди, не двигайся. Я кого-нибудь приведу. Кого-нибудь смелого, кто сможет тебя спасти.

И бросился в лес, не обращая внимание на колючие кусты, цепляющиеся за его шёрстку. Как назло, вокруг не было никого, кто мог бы помочь.

Через две минуты, когда Зайчонок уже почти отчаялся, он наткнулся на дядюшку Лося.

-Дядюшка Лось, дядюшка Лось, как хорошо, что я Вас встретил! Вы такой большой, значит, наверняка храбрый. Пойдемте со мной и спасем несчастного Маленького Енота.

Лось славился своей неторопливостью и рассудительностью. Поэтому услышав, что нужно кого-то спасать, он не перестал жевать ветку осины, а сперва пожелал узнать все подробности происшествия. И только разобравшись как следует с тем, что случилось, отправился вслед за Зайчонком к мосту.

-Так-так-так! – сказал Лось, разглядев с берега висевшего вниз головой Маленького Енота. – Нужно тебя оттуда достать! – и наступил передними ногами на доски моста.

Мост взвыл и закачался гораздо сильнее, чем когда по нему прыгал легкий Енот. А уж когда на мосту оказались все четыре лосиных копыта, веревки натянулись до предела.

-Дядюшка Лось, дядюшка Лось! – закричал Маленький Енот. – Слезьте, пожалуйста, с моста. А-то он оборвется, и мы оба полетим в овраг. Вы слишком тяжелый.

-Это верно, - согласился Лось и сошел на берег.

-А как же Вы попадаете на ту сторону, если не можете переходить Глубокий Овраг по мосту? – удивился Зайчонок.

-Я иду вниз по течению, и там, где овраг становится узким, просто перепрыгиваю его, - пояснил Лось.

-Тогда Вы и правда очень храбрый, - решил Зайчонок. – Но это не поможет спасти Маленького Енота. Нам нужен зверь поменьше и полегче.

И Зайчонок собрался было вновь отправиться на поиски, но Маленький Енот вдруг заплакал:

-Я очень устал висеть вниз головой! Я совсем не чувствую свою бедную заднюю лапку. И это очень страшно – смотреть отсюда на такие твердые и острые камни внизу.

Зайчонок никогда не видел, чтобы его лучший друг плакал. И никогда не слышал, чтобы он чего-то боялся.

-Не плачь, я иду! – выпалил он и решительно вступил на мост. Ох, как дрожали его пушистые коленки, как сильно раскачивались доски и как ужасно кружилась голова! Но Зайчонок все-таки дошел до середины моста, где застрял Маленький Енот.

-Давай лапу, - крикнул он. Но чтобы друг смог дотянуться до нее, Зайчонку нужно было перегнуться через перила. А это было очень страшно. Страшнее, чем заглянуть в овраг с берега и даже страшнее, чем зайти на мост. Но Зайчонок не успел об этом подумать. Он перегнулся через перила, протянул Еноту лапу и помог тому забраться на доски. Потом они вместе высвободили застрявшую в щели лапу и вернулись на берег.

-Как тебя угораздило? – спросил Маленького Енота дядюшка Лось, наблюдавший за спасательной операцией.

-Я всегда заглядываю вниз на середине моста и машу лапой своему отражению в реке. Мне нравится, что все считают меня очень смелым. Потому что это очень страшно - делать так, как делаю я, и никто другой на это не осмеливается. Но сегодня доски были мокрыми, и я поскользнулся. Жутко подумать, что бы было, если бы Зайчонок мне не помог.

Лось покачал головой и удалился в лес. Он никогда не читал нотации маленьким зверушкам, и в этот раз решил не отступать от своего правила.

Маленький Енот рассказал всем своим друзьям про храбрый поступок Зайчонка. С тех пор Зайчонка никто больше не дразнил Трусишкой.

И, хотя Зайчонок продолжал избегать моста над Глубоким оврагом, теперь он мог ходить в гости к друзьям на той стороне. Он просто спускался вниз по течению и перепрыгивал овраг в самом узком месте. Этот способ, о котором рассказал ему дядюшка Лось, оказался вовсе не страшным.